«Обслужить каждого ребенка как единственного» - ЗУР: Звезды. Увлечения. Рецепты
 Лайфхаки

«Обслужить каждого ребенка как единственного»

«Люди с большим сердцем». Так чаще всего говорят о представителях этой профессии. А быть другим в этой сфере никак нельзя. Оплата их труда измеряется не деньгами, а чем-то гораздо большим и ценным. Счастливыми глазами благодарных пациентов. Равнодушным в этой профессии определенно не место. Речь о соцработниках. О тех милосердных людях, кто лечит добром одиноких и малоимущих, пенсионеров и инвалидов. Всех тех, кого общество, как правило, старается не замечать. Сегодня, 8 июня, профессиональный праздник «людей с большим сердцем». Как научиться «не выгорать эмоционально» на такой работе, корреспонденту «ВЕ» рассказала Светлана Костина, заместитель директора реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями «Астра».

 Светлана Викторовна, Вы больше четверти века работаете с детьми, из них десять — с детьми особенными. Что привело Вас в социальную сферу?

— До прихода в «Астру» я работала в школе. Реабилитационный центр еще только строился. Я пришла сюда по идейным соображениям. Моя вторая дочка родилась шестимесячной, недоношенной. Ну, так случилось. Несмотря на свой малый вес, слава Богу, моя Анна оказалась здоровой. Сейчас ей 21 год, она учится в Москве. Но почему-то именно тогда для себя я решила: буду помогать детям-инвалидам. Хотя до этого я с ними не сталкивалась. С такими мыслями я и пришла сюда в качестве инструктора по труду.

— Про людей вашей сферы говорят: «они с большим сердцем». Какими еще качествами должен обладать соцработник, чтобы его считали Профессионалом?

— Действительно, в первую очередь у него должно быть большое сердце. К этому я добавлю еще искреннюю доброту и любовь к детям. Главное условие при приеме на работу в такое соцучреждение, как наше (а оно все-таки специфическое), — чтобы у сотрудника обязательно были свои дети. Не имея своего ребенка, сложно понять и принять чужого. А тем более ребенка-инвалида.

— Как же не «выгореть эмоционально», ведь надо отдавать всего себя?

— Да! Быть для такого ребенка и второй мамой, и другом. Окружить его такой заботой, чтобы он не чувствовал себя чужим в этом мире, как можно скорее социализировался в обществе и научился самостоятельности. Я постоянно говорю своим сотрудникам: «Если мы будем обслуживать каждого ребенка как единственного, как своего, тогда и будет результат!» Относительно «эмоционального выгорания». Оно, конечно же, есть. Но! Мы научились специальным техникам, чтобы абстрагироваться. Безусловно, мы помогаем, это наша миссия, но внутрь себя ситуацию каждого больного ребенка не впускаем. А еще надо идти в ногу со временем. Нам самим необходимо постоянно повышать квалификацию, чтобы реабилитация ребенка проходила как можно эффективнее. Мы постоянно ездим на учебу в Казань, Москву, Санкт-Петербург. Случайных людей в нашей профессии нет. Они отсеиваются. Кстати, мы работаем не только с детками, но и с их мамами (как правило, большинство отцов из таких семей уходит). И именно мы, соцработники, становимся поддержкой для мам особенных детей.

— То есть…

— Дети с ограниченными возможностями проходят в нашем центре курс реабилитации в течение полутора месяцев. Все остальное время они находятся дома. От того, как поведет себя мама, зависит многое. Мы стараемся больше вкладывать в маму. Если она позитивная, занимается с ребенком и после курса реабилитации, то наши усилия (а это, кстати, совместный труд педагогов, медиков, соцработников) не напрасны. Результат устойчивый! Но бывают мамы, молодые, как правило, которые не верят в успех, им сложно принять своего особенного ребенка. Приходится подключать психологов. Мы работаем с положительными примерами. Ведь надо верить, что чудеса случаются! И вот если мама с потухшим взглядом в начале заезда в конце курса уезжает окрыленная, это и есть лучшая для нас награда.