Станислав Романовский и три Андрея - ЗУР: Звезды. Увлечения. Рецепты
 Общество > Главное

Станислав Романовский и три Андрея

VIbwfHvUzLY

К печати эта небольшая по своим размерам книга объемом в 264 страницы была подписана 14 апреля 1982 г. Вскоре книга появится на прилавках книжных магазинов Союза Советских Социалистических Республик (СССР): тираж в 100 000 экз. позволял изданию оказаться не только в Москве и Ленинграде, но и в «тьмутаракани». В книгу Романовского, помимо собственно «Повести об Андрее Рублеве», давшей название изданию, вошли четыре рассказа — «Вятский рынок», «Глиняный Олененок», «На Урал» и «Женщина с аквариумом». «Повесть об Андрее Рублеве» (имеется в виду в данном случае не вся книга, а отдельная повесть) — одно из тех немногих произведений, где не упоминаются ни родные Романовскому Кама с Тоймой, на берегах которых стоит родная Елабуга, ни вятская сторона…
«Повесть об Андрее Рублеве» Станислав Тимофеевич Романовский посвятил своему сыну Андрею. Этот Андрей — Андрей Станиславович Романовский — в предисловии к изданному в 2007 г. в Елабуге сборнику рассказов Станислава Романовского «Костер из тальника», составителем которого стала племянница писателя Елена Шастина, отметит: «Та страна, которую описал в своих рассказах отец, ушла на дно, как Атлантида, она отстоит от нас дальше, чем Канада, чем какое бы то ни было космическое светило, на многое множество световых лет. Отец давно предчувствовал катастрофу, и то, что он писал — создавалось для того, чтобы вселить надежду в отчаявшихся, создавалось в расчете на те времена, когда понятия Истины, Красоты и Добра окажутся поставленными под сомнение, когда нормальная жизнь в нормальной стране станет, казалось бы, совершенно невозможной». Сейчас, прервав канву моего повествования, задам читателю серию вопросов, отвечать на которые публично не стоит — ответьте сами себе. «Читали ли вы «Повесть об Андрее Рублеве» Романовского (или что-нибудь иное им написанное)?»; «Смотрели ли вы фильм Андрея Тарковского «Андрей Рублев?». Ну и уж совсем примитивный вопрос: Вы знаете, кто такой Андрей Рублев?..
Биографические сведения об Андрее Рублеве крайне скудны: долгое время предполагали, что родился он в Московском княжестве (по другим сведениям — в Великом Новгороде). Теперь известно, что Андрей Рублев родился в конце шестидесятых годов XIV века в небольшом городке Радонеж неподалеку от Троице-Сергиевой лавры. Судя по всему, в юности Рублев был послушником этого монастыря, а потом принял сан монаха. Из-за прозвища «Рублев» (от слова «рубель» — так называли инструмент для накатки кож) предполагают, что он мог происходить из ремесленной семьи. Принял он монашеский постриг в Андрониковом монастыре при Андронике Московском с именем Андрей; мирское имя неизвестно (скорее всего, по традиции того времени, оно тоже начиналось на «А»). Сохранилась икона, подписанная «Андрей Иванов, сын Рублев»; она поздняя, и подпись явно поддельная, но, возможно, является косвенным свидетельством того, что отца художника действительно звали Иваном.
Сегодня имя Андрея Рублева известно каждому образованному человеку, и кажется невероятным, что долгие столетия никто не знал ни самого художника, ни его творений, хотя его имя упоминалось в летописях в связи со строительством различных храмов. Как художник Андрей Рублев стал известен лишь в начале XX века: в 1904 г. была начата реставрация «Троицы» — главнейшей святыни Троице-Сергиевой лавры. После расчистки этой иконы перед реставраторами предстал один из шедевров мировой живописи. Стало понятно, почему Стоглавый собор постановил писать этот образ только так, как его писал Рублев. Только тогда начались поиски других произведений художника.
«Я начну свою повесть о великом русском художнике Андрее Рублеве с кануна того туманного утра восьмого сентября 1380 года» — это первые слова «Повести об Андрее Рублеве». Далее Романовский продолжает: «В то утро долго всходило солнце. Стиснутые реками Доном и Непрядвой, дубравами и оврагами, грудь на грудь сошлись два войска — русское и татаро-монгольское, чтобы копьем и мечом решить, быть Руси улусом Мамаева ханства или же собрать рассыпанные княжества в одно и после полутора веков неволи распрямить спину».
Я не ставлю своей целью представить читателю вкратце сюжет этой повести (уж куда проще — возьмите и прочтите), я делаю акцент на начале и конце произведения. Вчитайтесь: всего несколько предложений, несколько строк, а уже чувствуется вся сила Мастера — человека, блестяще владеющего русским словом, речью русской.
Приводя фрагмент из «Слова о погибели Русской земли после смерти великого князя Ярослава» — литературного произведения неизвестного нам автора, датируемого XIII веком — Романовский «комментирует» его. Впрочем, вот фрагмент — «О светло светлая и красно украшенная, земля Русская! И многими красотами дивишь ты: озерами многими, дивишь ты реками и источниками местночтимыми, горами крутыми, холмами высокими, дубравами частыми, полями дивными, зверьми различными, птицами бесчисленными, городами великими, селами дивными…». А вот комментарии Романовского: «Я вслушиваюсь в музыку этих слов и думаю о судьбах, которые выпадают человеку или государству. Как юная жена, как белая береза, как светлое видение, стоит в туманных лугах церковь Покрова-на-Нерли. Как невстреченный жених ее, русский витязь, всматривающийся в даль из-под руки, за семью синими холмами ждет встречи рублевский собор на взгорье над Яузой. А у ног его, у белокаменного подножия, в северо-западном углу собора, где похоронен Андрей Рублев, давным-давно в прах рассыпалась плита с его именем и указанием времени скончания (Андрей Рублев умер 29 января 1430 г. — прим. А. И.), оплыл могильный бугор — жальник, и зеленой травой затянуло землю, где он ступал, мастерскую, где он работал, могилу, где он погребен.
Я ухожу и шаги мои звучат тише по проселочной дороге и затихают совсем в мягких травах вечности.
А Русь живет, никого не трогая, не обижая, древняя страна Красоты. И как рублевские ангелы друг к другу, склоняются к ней другие народы и государства. На этом кончается повесть о великом русском художнике Андрее Рублеве». В своем рассказе «Я тоже была, прохожий» (первая публикация — журнал «Сельская молодежь», № 7, 1986) Станислав Романовский описал свою встречу (ему тогда было девять лет) с Мариной Ивановной Цветаевой, жизнь которой вскоре трагически оборвалась в городе, в котором 19 сентября 1931 г. Станислав Тимофеевич появился на свет. «Много лет спустя, — пишет Романовский, — я узнал, что женщина, жившая «у фонтала», на улице Жданова, — великий поэт, колдовская цевница века, чья смерть не была расслышана в грохоте чугунных валов самой страшной войны; и детское мое припоминание, смутное и жгучее, сдавило мне горло. И я услышал ее голос: — В Елабуге много георгинов…»
К этому мне остается лишь добавить, что в пятницу 18 декабря в Библиотеке Серебряного века будет представлен музыкально-поэтический спектакль «Посвящение Марине Цветаевой»… Думается мне, что Станислав Тимофеевич Романовский, будь он жив и будь он в Елабуге, нашел бы время прийти на него. А вы способны найти время, чтобы услышать музыку и поэзию «колдовской цевницы века»?