В том числе и о книгах… - ЗУР: Звезды. Увлечения. Рецепты
 Общество > Главное > Лайфхаки

В том числе и о книгах…

на пятую АНДРЕЙСкажу прямо: фиктивные мероприятия ради «галочки» всегда были не только в Елабуге, но… Впрочем, лучше меня сказал бы по этому поводу наш легендарный мультперсонаж (по-своему тоже этакий кот ученый — Матроскин), повторив свою же фразу из «Зимы в Простоквашино»: «Средства у нас есть. У нас мозгов не хватает…» Не переходя, так сказать, на личности, подчеркиваю, что если кто из лиц, делающих культурное лицо Елабуги, пожелает узнать, что я по этому поводу думаю, то я поделюсь своими мыслями-идеями-суждениями теа-а-тет. Сейчас же перейду к главному герою Года Литературы — Книге.
В мае 2012 г. в продажу поступила книга Акунина-Чхартишвили «Аристономия» (в печать издание было подписано 1 мая 2012 г., а согласно данным сайта издательства «Захаров», в котором и «родилась» книга объемом в 544 стр., официальные продажи начались 23 мая). Тираж книги для нашего времени вполне фантастический — 79000 экз.
Указанное на обложке книги (вынужден повториться) двойное авторство «Акунин-Чхартишвили» введет в замешательство разве лишь тех, кто не знает, что Акунин — это и есть Чхартишвили. Русский писатель, ученый-японист, литературовед и переводчик Григорий Чхартишвили с 1994 по 2000 гг. работал заместителем главного редактора журнала «Иностранная литература» и является главным редактором 20-томной «Антологии японской литературы». С 1998 г. Чхартишвили пишет художественную прозу под псевдонимом «Б. Акунин» (расшифровка «Б» как «Борис» появилась не сразу, а через несколько лет, когда у писателя стали часто брать интервью).
Один из литературных героев романа «Алмазная колесница» отметит, что японское слово «акунин» переводится как «негодяй, злодей», но исполинских масштабов: другими словами, выдающаяся личность, стоящая на стороне зла. Если говорить о критических и документальных работах, то их Чхартишвили публикует под своим настоящим именем. Так что «Аристономия» — это смесь фантазий Б. Акунина и взглядов на жизнь умудренного опытом Г. Чхартишвили. Саму книгу автор описал как «серьезный» роман, первый в своей жизни. Автор признавался СМИ, что писал «Аристономию» фрагментами несколько лет и что нужный импульс ему дали политические события, произошедшие в России в конце 2011 — начале 2012 года. Однако политические взгляды Григория Шалвовича — это отдельный разговор, и если он и состоится, то не сейчас. После нескольких десятков приключенческих произведений Григорий Чхартишвили на 16 году творчества написал первый серьезный роман. В этот раз, по мнению Акунина, он ориентировался в первую очередь на себя, создавая новое произведение. «В каком-то смысле это невежливая книжка. Я обычно пишу вежливые книжки, чтобы аудитория не скучала — а в этот раз больше думал о том, чтобы самому не заскучать», — откровенно признается он. Акунин — знатный экспериментатор, не дающий скучать аудитории. Долгое время он выдавал развлекательную литературу, но это была крайне качественная беллетристика. «Аристономия» по жанру — «роман идей», и его уже давно ждали читатели и критики. Действие происходит во время революции и гражданской войны в России. Книга построена по принципу семейного альбома. В этой книге неожиданно (для меня как читателя, естественно) появилась Елабуга. Впрочем, сохраняя некоторые тайны и запуская интригу, обращаюсь сейчас к Почтовому ящику блога Бориса Акунина «Любовь к истории» (http: /  / borisakunin.livejournal.com / 6193.html?page=28).

«Здравствуйте, Борис Акунин и Григорий Шалвович!
Обращаюсь сразу к Вам обоим, поскольку имеющееся у меня к Вам предложение, насколько я могу предположить, заинтересует и того и другого.
Начну издалека…<…>Елабуга (надеюсь, что я не ошибаюсь) дважды упоминается в ваших книгах.
Григорий Чхартишвили в «Писателе и самоубийстве» упоминает Елабугу, говоря о Марине Цветаевой…
А вот Акунин или Чхартишвили упоминает Елабугу в «Аристономии», я даже… теряюсь определить. Может быть, вы подскажете-расскажете, с чего вдруг Елабуга всплыла на страницах этой книги, в которой рослый усач с крестом и медалью на груди фельдфебель Лабуденко пожелал сфотографироваться с товарищем Знаменским. Обращаясь к Клобукову, он скажет: «И фотку после отпечатай, своим в Елабугу пошлю».
В своем блоге «Любовь к истории», в записи от 1.08.2011 (она потом вошла в книгу «Любовь к истории»), посвященной кавалерист-девицам, Вы, упомянув Надежду Андреевну Дурову, не назвали Елабугу — город, в котором она осталась навсегда…
Впрочем, ухожу от Елабуги… ближе, как говорится, к Делу…<…>Я разделяю Ваше увлечение старыми фотографиями, на которых изображены люди…
Странно (совпадение… не более!), но собрав коллекцию (порядка 30 фотопортретов, сделанных в Елабуге), я призадумался над тем, что эти неизвестные люди «пропали» в Истории. Фотоснимки не подписаны и кто на них изображен, теперь уже никогда не выяснить-не узнать. А ведь эти люди как-то жили, как-то любили-страдали-переживали, о ком-то заботились… а может, все в их жизни было не так позитивно: может, предавали-изменяли… Но главное, что ЭТО было…
У меня как сотрудника музея возникла мысль: а не сочинить ли мне для этих людей биографии… Ну то есть не придумать ли мне им биографии и не подогнать ли их события жизненные под историю Елабуги и елабужского края… А потом сделать выставку и назвать ее, к примеру, «Канувшие в Лету. Портреты из Прошлого»… пока я думал да гадал, как все это лучше сделать, в 2011 г. появилась Ваша книга «Фото как хокку». Там вы, в частности, отметили следующее: «Это самая удивительная книга из всех, с которыми мне приходилось иметь дело в моей редакционно-издательской жизни. Советую читать книгу так же, как это делал я. Сначала внимательно смотрите на фотографии и пытаетесь угадать, кем был этот человек и как сложилась эта жизнь. Потом читаете рассказ и проверяете свою проницательность».
Тогда, подумал я, что лучше будет, если я привлеку к своей задумке Вас…<…>Теперь, после прочтения в блоге записи от 25 мая «Опять про старые фото» я решился написать Вам и…
И предложить участие в моей задумке, то есть придумать-сочинить биографии беззвестных елабужан. Ваша удивительная изобретательность и фантазия сделают этот «проект» увлекательным.
Возможно, потом будет сделана та самая выставка, о которой я когда-то думал, и елабужане из 21 века увидят тех, кто жил в этом городке 100 лет назад.
Безусловно, если Вы согласитесь на этот проект, он потребует ряда корректировок… Это, как говорится, все потом…
Финансовой заинтересованности я, пожалуй, предложить Вам не смогу. Извините за смелость, но это… получается проект для души (хотя я прекрасно понимаю, что Ваша привлеченность к данной «задумке» обеспечит Елабуге изрядную долю исторического и, возможно, туристического пиара).
Вот, собственно, и все…
К письму прилагаю снимок тех фотографий, что имеются в моей коллекции: если откажетесь от моего предложения, то, может быть, поиграете… для себя… в сочинении предполагаемых биографий этих людей… проверите свою проницательность…<…>
Что ответил Акунин, можете при желании узнать, заглянув всё в тот же Почтовый ящик блога «Любовь к истории». И еще: предновогоднее пожелание — Сохраняйте Чувство Собственного Достоинства.
Андрей Иванов, директор Библиотеки Серебряного века ЕГМЗ