Не убивайте надежду! - ЗУР: Звезды. Увлечения. Рецепты
 Общество

Не убивайте надежду!

starostЖивет Раиса Мударисовна в комнатке общежития в аварийном доме по улице 10 лет Татарстана. За водой нужно спускаться с третьего этажа на первый, туалет тоже есть только там. А у нее больные ноги, перенесла операцию.
Судьба ей выпала нелегкая. Трехлетней малышкой из Челнинского Дома ребенка ее привезли в Елабужский детский дом, который навсегда стал ей родным. О своем сиротстве она говорить не любит. А обо всем остальном рассказывает охотно. Показывает документы. Тепло вспоминает директора детского дома Марию Демидовну и воспитателя Валентину Ивановну, заменивших детям родных, поддерживающих и согревающих их своим душевным теплом. Но вскоре с ними пришлось расстаться.
«С 1 сентября 1964 года по 30 мая 1972 года обучалась в Елабужской восьмилетней школе-интернате и содержалась на полном государственном обеспечении, родителей не имеет, сирота», говорится в справке, выданной ей городским Управлением образования.
И здесь на ее пути встретился добрый сердечный человек — директор Николай Дмитриевич Салмин, который заботился о чужих детях как о своих родных.
Окончив восьмилетку, Раиса и еще семь ребят отправились в г. Озеры Московской области.
— Нас спросили: «Хотите в Москву? Там с балкона Москву видно», — вспоминает она. — Мы, конечно, хотели! Вот и поехали. Поступили в фабрично-заводское училище, стали учиться на ткачих. А до Москвы там часа три езды (смеется). Но я не жалею, что туда поехала. Мне там нравилось. Я показала себя только с хорошей стороны.
Ей было всего 14 лет, когда у нее началась самостоятельная жизнь. Впереди было три года учебы и год работы на ткацкой фабрике. Полная свобода действий, никакого строгого присмотра. Но ни о каком сомнительном времяпрепровождении Рая никогда не помышляла. Всё свободное время отдавала общественной работе и всегда была заводилой. Несмотря на юный возраст ее избирали секретарем комсомольской организации, была она членом горкома комсомола и даже депутатом сельского Совета.
— Мальчиков трудно было уговорить прийти на комсомольское собрание, — рассказывает Рая. — А если я звала, приходили (смеется). Парторг фабрики спрашивала в шутку: «Медом, что ли, ты наших комсомольцев кормишь?» А я просто с ними разговаривала. И они понимали, что раз Рая сказала, значит, надо. Мы и в волейбол играли. У нас была елабужская волейбольная команда из восьми человек. Мы и здесь играли, и там стали играть. С местными ребятами подружились, в походы стали все вместе ходить.
Но очень скучала Раиса по Елабуге, по родным местам. И в 1976 году она вернулась сюда. Жить было негде, целый год ютилась у подруги, родители которой разрешили у них остаться и относились к девушке сердечно. Работать пошла на текстильную фабрику. Трудилась на этом производстве 17 лет, пройдя путь от ученицы до сменного мастера. И опять взялась за общественные дела. Вновь ее избирали сначала комсоргом, потом заместителем секретаря комсомольской организации, членом горкома комсомола. Приятно вспомнить ей, что ездила на республиканскую комсомольскую конференцию в качестве делегата от Елабуги.
С 1982 года и по сей день, вот уже почти 30 лет она участвует в работе городских избирательных комиссий.
Почему перечисляю все ее общественные нагрузки? Вроде бы на виду всегда был человек. Все знали, что воспитывалась она в детдоме, и помочь ей некому. Знали, что человек положительный. Многие были в курсе, в каких условиях Рая живет. Да вот такой она человек — не умеет за себя похлопотать. Единственный раз, когда пошла просить помощи, так это было в юности, когда вернулась в Елабугу, прожила год «в людях». Вот тогда пришла, как к родному, к Н. Д. Салмину. Он в то время уже не был директором школы-интерната, но придумал, как помочь своей воспитаннице, ходатайствовал о выделении ей комнаты в общежитии, прозванном в народе «Шанхаем».
— Я Николаю
Дмитриевичу очень благодарна! — взволнованно говорит Раиса.
И вот с 1976 года, поселившись в этом общежитии, она в нем и ютится.
— Белье сушим на улице, а зимой в подвале. Душевых кабин и ванной нет, так что помыться и постирать негде. Воду приношу в комнату в пластиковых пятилитровых бутылках, — вздыхает Раиса.
Несмотря на такие бытовые условия, грустит она редко. Активистка и общественница, она всегда среди людей. Возглавляет первичную организацию пенсионеров гимназии № 2 и большую группу так называемых «неорганизованных» пожилых людей в своем избирательном округе. А недавно у нее открылись певческие и артистические способности, стала выступать на сцене клуба «Колос» и на других городских площадках.
На ее лице всегда по-детски радостная улыбка. Кажется, ей неведомы никакие людские пороки, столько добра и любви к людям и жизни от нее исходит. Скольких она согрела своим теплом, утешила, помогла, разделила и радость, и невзгоды! Почему же ей-то никто не взялся по-настоящему помочь?!
Отчаявшись, Раиса пришла со своим вопросом на прием к депутатам Госсовета РТ Татьяне Ларионовой и Леониду Барышеву. Ее выслушали, посоветовали попробовать восстановить свои права в суде. Юрист Равиль Салихов согласился оказать бесплатную юридическую помощь. Но в суде Раиса получила отказ.
Конечно, время упущено. После закрытия фабрики очередь на жилье, в которой она состояла, исчезла. Никто не подсказал ей тогда, что у нее особый статус — воспитанницы детского дома, а, значит, по закону она имеет преимущества в получении жилья.
И даже приватизировать свою комнату она сейчас не может, ведь здание общежития признано аварийным. Как можно помочь этому удивительному человеку, живущему рядом с нами с такой мольбой и надеждой в душе? Как не оставить ее наедине с этой мукой? Давайте подумаем все вместе.