"У войны не женское лицо...": Александра Романовна Гутян - ЗУР: Звезды. Увлечения. Рецепты
 Общество

“У войны не женское лицо…”: Александра Романовна Гутян

Александре Гутян уже 90 лет, она − ветеран войны, имеет множество медалей и наград. В тяжелые, страшные для страны годы Александра Романовна «охраняла» небо Ленинграда.

− Я хочу рассказать о своей свекрови, подобных людей сейчас нет, − с такими словами в редакцию пришла Валентина Гутян. −  Я просто преклоняюсь перед этим поколением, они очень скромные, всегда жили честно и добросовестно.

Мы решили лично встретиться с ветераном, ведь она − живой свидетель того, как русский народ боролся за Победу.

Надо признаться, что уговорить ее на интервью было не так легко. Действительно, Александра Романовна оказалась очень скромным человеком, не привыкшим кичиться своими заслугами. Первые слова, произнесенные ею при встрече: «Я даже не знаю, что и рассказывать, раньше ведь все такие были».

«Такие» − это люди, готовые самоотверженно бороться за свободу и Родину, вопреки страхам. Именно такой и была 18-летняя  Саша, которая добровольно ушла на фронт.

− Страшно было молодой девушке на войну отправляться?

− Страшно, но мы молчали. А как по-другому? − ответила Александра Романовна.

Родилась она в Менделеевском районе, но еще до войны семья переехала в Читинскую область. Там и застал их трагический 1941-й. К ее началу Александра успела закончить 8 классов и устроиться на молокозавод лаборантом, но долго, увы, там не проработала. Пошла в военкомат и попросилась на фронт.

Вместе с другими девушками попала на Волховский фронт, в 14-й полк связи. По окончании курсов радистов молодого бойца Александру отправили служить на радиолокационную установку «ПМФ-2». Так до конца войны на ней и работала.

− Там стояло оборудование, похожее на телевизоры, на нем показывались импульсы, по которым мы отслеживали появление в небе вражеских самолетов. Информацию о них мы сразу передавали в летную часть, − вспоминает Александра Романовна.

Эти установки в то время считались секретными, поэтому стояли отдельно от полков. Немцы несмотря на маскировку отслеживали их и пытались уничтожить.

От вражеских пуль прятались в окопах, которые сами же и копали.

− Бомбежки были страшные. Из памяти до сих пор не выходит подруга, которая погибла в одной из них, Лида Усова с Забайкалья. А я в живых осталась, − сквозь слезы вспоминает Александра Романовна.

Следить за «небом» на экране было сложно − несколько часов, не отрываясь, наблюдали девушки за сигналами, поэтому работали посменно.

Начиналась бомбежка обычно после того, как появлялись «рамы». Так девушки называли немецкий самолет, который пролетал на большой высоте и фотографировал местность. При этом он издавал страшный гул. В Советском Союзе таких не было.

Так Александра Романовна защищала Отечество до октября 1945-го. Демобилизовалась она уже из Латвии.

После окончания войны устроилась на елабужский аэродром диспетчером. Проработала там 30 лет, оттуда же и на пенсию вышла. Трудилась Александра Романовна не покладая рук, большую часть времени проводила на аэродроме. За это ее все и уважали. Даже «большие» люди за руку здоровались и обращались не иначе, как по имени и отчеству.

Семью Гутян до сих пор многие елабужане помнят, Александру Романовну на улице узнают.

Сейчас ближе снохи Валентины и внуков нет никого у ветерана. Муж Игнат Иванович уже, к сожалению, умер. Вместе супруги прожили 45 лет. Познакомились после войны на танцах.

− Я всегда его звала Ваней. Когда мы познакомились, он так представился, свое имя не любил, − говорит Александра Романовна.

− Многое из того, что сейчас свекровь рассказала, слышу впервые, − удивляется Валентина Леонидовна, присутствовавшая при нашей беседе, − она все в себе держит, видимо, это старая закалка. Я точно знаю, что какой бы секрет не доверила ей − никому не расскажет.

Не привыкла Александра Романовна на жизнь жаловаться. Даже очереди все честно отстаивает, хотя как ветеран и не должна. Огорчает только пожилую женщину, что народ нынче не такой добрый и отзывчивый. Она живет на 5-м этаже, спускаться и подниматься, преодолевая многочисленные ступени, тяжело. Не раз уже и падала. А хочется ведь и с людьми пообщаться, и на скамейке воздухом подышать. Обращались вместе со снохой в разные инстанции с просьбой поменять этажность квартиры, да только в ответ все больше молчание или отказ. С трудом удалось прошлой весной встать в очередь на улучшение жилищных условий, теперь остается только ждать…