Владимир Мироваев: «Песня не дает стареть» - ЗУР: Звезды. Увлечения. Рецепты
 Общество

Владимир Мироваев: «Песня не дает стареть»

Любимец публики, композитор и певец Владимир Мироваев от­метил на днях свое 65-летие. Гла­ва известной в Елабуге большой творческой семьи, Заслуженный работник культуры РТ решил от­праздновать это событие вместе со своими зрителями.

В день его рождения зал го­родского Дворца культуры был полон — родные, друзья, коллеги, поклонники собрались на празд­ничный концерт. На сцену в этот вечер вышли и его супруга, и де­ти, и внуки, ведь вся семья Ми­роваевых поет и танцует. Высту­пил и фольклорный ансамбль кря­шен «Ак каз», которым Владимир Алексеевич руководит уже более 40 лет, и другие артисты.

Важным событием для наше­го талантливого земляка стало присвоение ему звания Почетно­го елабужанина, о чем было объ­явлено во время этого праздника.

А до начала концерта юби­ляр встретился с журналистами и рассказал о своей жизни и творче­стве, ответил на вопросы.

— Где Вы родились? В какой семье?

— Родился и вырос я в Кайбиц­ком районе, в деревне Хозисано­во. Детство мое было трудным. Ро­дители поженились молодыми, но семья у них не сложилась. Когда я был еще младенцем, они остави­ли меня на руках у бабушки по от­цовской линии Агриппины и уе­хали. Мать подалась в Свердлов­скую область, отец — в Иркутскую, где работал шахтером, у них по­явились новые семьи. Меня они не воспитывали. Родителей уже нет в живых, они до старости не дожили. А я до сих пор не могу по­нять, почему они меня не расти­ли, ведь я у них был единственным ребенком, других детей не было. Я очень благодарен бабушке за то, что она поставила меня на ноги. А ведь ей в ту пору было уже за 70, у нее кроме меня было шестеро де­тей, но они уже выросли.

Помню, как во время поезд­ки с бабушкой в Канаш, где жила ее дочь, меня повели в церковь и крестили. Но крестик я не ношу, мне ближе ислам. Сажусь ли в ма­шину, набираю ли воду в родни­ке, всегда говорю: «Биссмиллах…». Это слово очень помогает.

— Где Вы учились?

— Окончив 8 классов, поехал в Чувашию, в Цивильск и поступил в культпросветучилище на орке­стровое отделение по классу ба­яна. Меня тянуло к музыке. В шко­ле я пел, играл на гармошке, вы­ступал в клубе. Проучившись там один учебный год, решил пере­вестись в Елабужское культпро­светучилище — захотелось пере­браться в Татарию. И вот с 1971 го­да я здесь. Учился и играл в ор­кестре народных инструментов, в оркестре баянистов. Это были замечательные коллективы! Тог­да таких музыкантов было много. Это сейчас всё затмили компьюте­ры, телефоны и фонограммы, ма­ло кто хочет учиться игре на бая­не, других инструментах.

После училища решил полу­чить высшее образование и по­ступил в Казанский государствен­ный институт культуры. Окончив его, получил направление в Апа­стовский район. Но меня непре­одолимо тянуло в Елабугу. Сел на теплоход и приехал сюда. При­шел в родное училище. Директо­ром его тогда был Михаил Ивано­вич Машанов. Он, очень любив­ший своих студентов, поддержал мое желание работать здесь и до­говорился в министерстве, чтобы я как молодой специалист остал­ся в Елабужском КПУ, иначе меня могли наказать. Мне было 23 года. Сразу получил комнату, и началась моя взрослая жизнь.

— Когда Вы начали писать песни?

— Еще во время учебы, в 1972 году я написал свою первую пес­ню — «О Елабуге» — на слова за­мечательного поэта Фазыла Ша­еха. Он руководил творческим объединением писателей и по­этов. Встречи проходили один-два раза в месяц, на них звуча­ли и стихи, и проза. Атмосфера там была очень творческая. Я пи­сал песни на те стихи, которые ло­жились на музыку. Марсель Гима­зетдинов, Дибажа Каюмова, Ра­ис Кашапов, Саима Гайнетдинова, Анвар Шарипов, Ляля Абдуллина, Гульзада Ахтямова и другие. Поэ­тов было много. К сожалению, не­которых уже нет в живых. А пес­ни на их стихи мы поем, прозву­чат они и на сегодняшнем кон­церте. Но больше всего песен я написал на слова Фазыла Шаеха. Каждое его стихотворение пря­мо-таки просит музыки. А с каки­ми замечательными баянистами свела меня жизнь! Ильдус Сала­хов, Вячеслав Митрофанов Люд­мила Гатауллина…

— Музыка, песни помогают Вам в жизни?

— Конечно! Я этим живу, без этого не могу. Музыка, пес­ни очень помогают душе. Они не дают стареть. Я этот курс всегда держу (смеется). Мне очень ра­достно, когда рождаются новые песни. И сам тоже пишу стихи. У меня есть песни и на свои стихи.

— А сколько всего у Вас пе­сен?

— Около 400. Это и песни для детей, и песни о любви, о жиз­ни. Есть у меня песни, посвящен­ные матерям. А еще — деревням Елабужского района. Написал я песню и о своей родной дерев­не. У меня выходил уже сборник со стихами и нотами. А в канун юбилея наконец сбылась моя дав­няя мечта — вышел в свет нотный сборник. Назвал его так — «Ала­бугам — Ак калам», что перево­дится как «Белый город Елабуга». В него вошли песни, которые мне дороги и нравятся моим зрите­лям, моим детям, внукам. Многие из них исполняет моя дочь Ди­ляра. К своему 65-летию я вклю­чил в сборник 65 своих лучших песен. Очень хочется выпустить третий сборник, посвященный де­тям, родным. Но загадывать не бу­ду, ведь сколько лет жизни нам отпущено, мы не знаем, это из­вестно только Богу.

— От кого Вам передалась любовь к музыке, песням?

— Это у меня в крови. Моя очень хорошая и добрая бабушка любила петь кряшенские песни. Ее любовь к музыке и мне переда­лась. Дома у нас была гармошка. Ни один концерт в клубе без меня не проходил. Помню, по деревен­скому обычаю в праздники мы хо­дили по гостям. Я играл, а бабушка и другие пели. И сейчас без музы­ки я не могу и дня прожить. Беру баян, сажусь и пою. Люблю татар­ские народные песни.

Был такой случай. С детства я пел песни Ильгама Шакирова, ста­рался подражать народному лю­бимцу. А как-то он сам приехал к нам в деревню. Перед выступле­нием в клубе певец спросил: «Есть у вас те, кто поют или играют?» И весь зал хором: «Владимир Миро­ваев». Гость меня послушал и по­сле концерта пригласил приехать в Казань и начать учиться вокалу. Я обрадовался — Ильгам Шакиров меня зовет. Собрал вещи. Правле­ние колхоза выделило мне грузо­вую машину. Но в тот день лил та­кой сильный дождь, что машина выехать из деревни не смогла. Я вернулся домой. Дорога в Казань не сложилась. Но гармошку и баян все равно не забыл.

— Расскажите о своей семье.

— Свою супругу Гульчачак я впервые увидел на концерте, она красивым голосом пела песню про сирень. И я сразу влюбился. Родом она из Менделеевска. Вскоре по­женились, и вот уже 37 лет мы вме­сте. Сначала у нас родились две дочери, потом два сына. Наш сын Алексей, к сожалению, прожил ко­роткую жизнь, он трагически по­гиб. Сейчас у меня восемь внуков. Жду, когда стану прадедушкой.

— Думали ли Вы, что у Вас будет такая большая творче­ская семья?

— Надеялся на это (улыбает­ся). Дети росли в этой атмосфе­ре и тоже стремились учиться пе­нию, танцам. Вот сегодня все вый­дут на сцену. Кроме самого млад­шего внука Назара, он еще очень мал. Внуки тоже ходят в музыкаль­ную школу, на хореографические занятия. Все с малых лет танцуют и поют. Когда они приходят к нам в гости, я беру баян, и они начина­ют петь или танцевать. У меня есть и пятирядный, и трехрядный бая­ны, гармошка, кураи. Мы без песни не живем. Это наша радость. Ког­да человек поет, он не пережива­ет, не страдает. Душа поет — это уже хорошо!

И вам советую — пойте, когда есть настроение. Сейчас много хо­роших песен.